URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:03 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)

18:41 

Мое с "Созвездия Этерны". Дриксен и Талиг покоряют Северный Полюс

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)




Дриксен и Талиг планируют перелёт через местный аналог Северного полюса.

Исполнение 1. Закончено. Текст+арт
Автор вдохновлялся земной историей, первому угадавшему источник вдохновения - лучи любви:)

"Марки"
запись создана: 09.04.2017 в 19:04

@темы: ОЭ, Олаф Кальдмеер, Ротгер Вальдес, авиация, вальдмеер, рисунки

14:12 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)

@темы: ОЭ, ссылки

22:55 

Буду читать!

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)


WTF LoGH AU 2016

@темы: ссылки

20:55 

Сбыча мечт

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
18.12.2015 в 19:24
Пишет Ystya:

Руппи/Олаф. преслэш.
Пишет Адмирал цур зее:
02.12.2015 в 11:51


Если еще можно))
Руппи/Олаф, Руперт стал кесарем (переворот или там еще как) и "принимает присягу" у своего советника Олафа. Руперт очень "за", Олаф в шоке и скорее против, но куда денешься с подводной лодки

URL комментария


читать дальше

URL записи

@темы: ОЭ, Олаф Кальдмеер, Руперт фок Фельсенбург, картинки, рисунки, ссылки

21:42 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
Пишет Гость:
01.03.2011 в 19:12


Хорошо ли быть адъютантом адмирала цур зее? Бывает по разному. Только получив назначение на эту должность, Руперт был счастлив. Есть ли более желанное место службы для лейтенанта Дриксенского флота? Прославленный адмирал оказался очень хорошим человеком. Жаль только, что прозвище «Ледяной» было дано ему не зря. Его взгляд был всегда холоден, будто волны столь любимого им моря. Руперту порой казалось, что морю он отдал душу полностью, не оставив ни кусочка для людей. Впрочем, возможно так и было. У адмирала цур зее, разменявшего пятый десяток, не было ни семьи, ни жены, ни детей. На окружающих он смотрел словно из-за тонкого стекла, не дающего им подойти к Олафу Кальдмееру ближе, чем нужно. С Рупертом он неукоснительно вежлив, строг, но справедлив. Руперт должен радоваться. Адмирал учит его всему, что знает сам. Но почему тогда сжимается сердце каждый раз, когда он видит жесткий профиль, льдистый взгляд серых глаз, холодную вежливую улыбку? Почему и во сне часто видит адмирала цур зее? Только там он улыбается весело и ласково смотрит…
— Дорогой мой родич кесаря, вы мечтаете о зеленых очах прекрасной Гудрун? — Вальдес как всегда, подкрался совершенно незаметно. — По-моему, она отвечает вам взаимностью! Или есть какая-то другая дама?
Руперт, меланхолично смотревший на волны за бортом, промолчал. И только губы у него сжались в линию. Вальдес усмехнулся, будто что-то понял и отошел. К адмиралу цур зее, очевидно. Отчего-то стало горько. Вот уже несколько дней прошло с тех пор, как «Астэра» взяла их на борт. И каждую свободную минуту вице-адмирал проводит с Кальдмеером. Обедает с ним. Заходит каждый вечер, чтобы болтать до полуночи. Правда, сам Руперт тоже там присутствует, но это почти неважно. Он сидит в кресле и молчит. Говорит только Ротгер Вальдес. Обо всем, что происходит в мире, тщательно обходя тему суда. Шутит, травит свои вечные байки. Заразительно смеется. И смотрит только на адмирала цур зее. И Кальдмеер смотрит только на Вальдеса. И в глазах у него отблески того огня, которым так и лучится Бешеный. Потом адмирал цур зее отправляет Руперта спать, а Вальдес остается… Руперт вздохнул и пошел в каюту. Хватит с него бессмысленных размышлений! В конце концов, разве он имеет право ревновать! Ревновать? Ну ты и додумался, Руперт фок Фельсенбург! Какая ерунда лезет в голову! Он быстро зашел в свою каюту и захлопнул за собой дверь. Гудрун, лежавшая на кровати, тут же соскочила на пол и принялась тереться об ноги. Кошки хорошо чувствуют настроение. Руперт подхватил ее на руки и прилег с ней на койку. С самого своего освобождения Кальдмеер почти не обращал на него внимания. Да, конечно, не стоило обижаться, ему сейчас нелегко. Но почему Вальдес?! Руперт откинулся на подушку, продолжая почесывать Гудрун, и попытался в который уж раз за последние дни выкинуть надоедливые мысли из головы.

Адмирал цур зее сидел на койке, задумчиво и чуть отрешенно слушая болтовню Вальдеса. Надо еще раз поблагодарить Руппи… Ради адмирала он возможно сломал себе жизнь… Как можно заплатить за это… Вот и еще один неоплатный долг у вас, господин бывший адмирал цур зее!
— Дорогой Олаф, я так стараюсь вас развлечь! — Ротгер скорчил обиженную физиономию. — А вы даже не обращаете на меня внимания! Все позади. А впереди столько еще хорошего! Или, как мне кажется, мучит вас не это? — Добавил он неожиданно серьезно. Внимательные глаза с искоркой сумасшествия смотрят будто прямо в душу.
Олаф вздрогнул и с недоумением посмотрел на Вальдеса. Не может быть, что бы было так заметно!
— Вам показалось.
— Да неужели? И что ваш верный адъютант ходит как в воду опущенный, мне тоже показалось?
— Руперт? Он сегодня что то не зашел. Вероятно, он скучает по семье…
— Он ревнует. Вас. Ко мне.
— Вальдес, ваша фантазия не знает границ!
— И тем не менее это — правда. Со мной вы проводите гораздо больше времени. А думаете о нем. Вам нужно поговорить. Я его сейчас позову. И только вздумайте не помириться! — Вальдес шутливо погрозил пальцем и стремительно вышел. А Олаф Кальдмеер улыбнулся и подумал, что кажется, судьба в лице Ротгера решила все устроить сама.

URL комментария

@темы: ОЭ, Олаф Кальдмеер, Ротгер Вальдес, Руперт фок Фельсенбург, вальдмеер, тексты

20:49 

Могу ошибаться, но, кажется, вальдмеер мой

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
Пишет Гость:
20.03.2011 в 23:09


URL комментария

@темы: тексты, вальдмеер, ОЭ

21:07 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
22.11.2014 в 21:16
Пишет Инна ЛМ:

Аэростьеры: первое в истории подразделение военно-воздушных сил
Проделывали опыты зеваки
В коротких панталонах, и шутник
Мог искрой, высеченною во мраке,
Чудовищный баллона вызвать взрыв.

Взвивался шар, наряднее театра,
И падал в ахающую толпу.
Горели братья Монгольфье отвагой,
И волновалась Академия наук.

Фр. Жамм


Из статьи Валерия Ярхо "Братья Икара, сыны Марса":

"<...> 2 апреля 1794 г. капитану инженерного корпуса, химику по образованию Кутелю было поручено устроить воздухоплавательную школу в Медоне. Курсантами этой школы стали несколько офицеров и 24 нижних чина: их учили строить аэростаты и управлять ими. Первые военные воздушные шары изготовлялись из шелка, покрытого лаком, и помещались в каучуковую оболочку. В разработке программы для медонской школы «аэростьеров» принимал участие профессор Шарль, под руководством которого были устроены (по методу, открытому Лавуазье) особые газодобывательные печи. Шар поднимался в воздух, закрепленный двумя канатами в экваториальной части. Эти канаты на земле крепились к вороту, при помощи которого шар опускался и поднимался на нужную высоту. Из выпускников школы были сформированы два специальных отряда «аэростьеров», принявших участие в франко-австрийской войне; один отряд приписали к Маасской армии, другой к Самбрской.
читать дальше

"На Флёрюс!", художник Светлана Юхлина (2010 г.)



Три красоты в одном флаконе: слева направо - генерал Марсо, Сен-Жюст, воздушные шары.

URL записи

@темы: история, картинки, ссылки, чужое

02:14 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
15.11.2014 в 16:12
Пишет Ajsa:

Пост набора


URL записи

01:45 

Поддерживаю обеими руками

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
00:26 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
Немец

К.Симонов

В Берлине, на холодной сцене,
Пел немец, раненый в Испании,
По обвинению в измене
Казненный за глаза заранее,
Пять раз друзьями похороненный,
Пять раз гестапо провороненный,
То гримированный, то в тюрьмах ломанный,
То вновь иголкой в стог оброненный.
Воскресший, бледный, как видение,
Стоял он, шрамом изуродованный,
Как документ Сопротивления,
Вдруг в этом зале обнародованный.
Он пел в разрушенном Берлине
Все, что когда-то пел в Испании,
Все, что внутри, как в карантине,
Сидело в нем семь лет молчания.
Менялись оболочки тела,
Походки, паспорта и платья.
Но, молча душу сжав в объятья,
В нем песня еле слышно пела,
Она охрипла и болела,
Она в жару на досках билась,
Она в застенках огрубела
И в одиночках простудилась.
Она явилась в этом зале,
Где так давно ее не пели.
Одни, узнав ее, рыдали,
Другие глаз поднять не смели.
Над тем, кто предал ее на муки,
Она в молчанье постояла
И тихо положила руки
На плечи тех, кого узнала.
Все видели, она одета
Из-под Мадрида, прямо с фронта:
В плащ и кожанку с пистолетом
И тельманку с значком Рот Фронта.
А тот, кто пел ее, казалось,
Не пел ее, а шел в сраженье,
И пересохших губ движенье,
Как ветер боя, лиц касалось.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мы шли с концерта с ним, усталым,
Обнявшись, как солдат с солдатом,
По тем разрушенным кварталам,
Где я шел в мае в сорок пятом.
Я с этим немцем шел, как с братом,
Шел длинным каменным кладбищем,
Недавно – взятым и проклятым,
Сегодня – просто пепелищем.
И я скорбел с ним, с немцем этим,
Что в тюрьмы загнан и поборот,
Давно когда-то, в тридцать третьем,
Он не сумел спасти свой город.

1948

@темы: чужое, удивительный мир

02:12 

И Кальдмеер)))

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
14.08.2014 в 23:18
Пишет Jenova Meteora:

продолжая тему прошлого поста
продолжаю фанартить :shuffle2:

а теперь и ау-шный адмирал, да.

URL записи

@темы: ОЭ, Олаф Кальдмеер, рисунки, чужое

02:11 

К Авианосцу! я счастлив)))

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
09.08.2014 в 03:35
Пишет Jenova Meteora:

...скромного творчества вклад
В смерти упоросе прошу винить Адмирал цур зее, чьему перу принадлежит "Авианосец" :shuffle2:

пилот «Астэры»


URL записи

@темы: ОЭ, Ротгер Вальдес, авиация, вальдмеер, рисунки

19:49 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
17:25 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
01.03.2014 в 15:27
Пишет айронмайденовский:

Очень прикольная вещь
01.03.2014 в 13:56
Пишет Аллорет НКеллен:

Удивительная штука!
01.03.2014 в 13:51
Пишет Lord of Autumn:

20.03.2011 в 20:43
Пишет Militissa:

16.03.2011 в 22:57
Пишет Альтор:

Музыка сфер. А вы слышали?
09.05.2010 в 09:21
Пишет [J]Дерьмодемон[/J]:

Каждый щелчок мыши в чёрном прямоугольнике запускает расходящиеся круги - как камень, брошенный в воду. Сталкиваясь, круги порождают звук.








URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

@темы: всякая всячина

00:17 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
Нас мало, но мы в тельняшках :sailor:


@темы: ОЭ, картинки, ссылки

12:54 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)

Без рук, без ног, а все превозмог

burlakov 1 Без рук, без ног, а все превозмогРоссиянин Сергей Бурлаков — первый человек в мире с 4-кратной ампутацией, прошедший 42 км 195 м

О Сергеи и его достижениях мы уже писали здесь, он с каждым годом не перестает удивлять и достоин восхищения. В этой статье вы убедитесь, что Серёжа не остановился на достигнутом. Продолжает строить дальнейшие планы, покоряя высоты, которые казались ему недостижимыми.

У жителя Таганрога Сергея Бурлакова нет ни рук, ни ног. Но это не помешало ему пробежать в Нью-Йорке марафонскую дистанцию 42 км и 195 м за 6 часов 51 минуту. Американцы рукоплескали россиянину. Теперь Сергей готовится к Песчаному марафону — 234-километровому забегу по пустыне Сахара. Для этого в Америке ему сделают специальный беговой протез.

Беги, Серега, беги!

Первый раз Сергея пригласили на Нью-Йоркский марафон весной 2002 года. Среди участников с четырехкратной ампутацией было только двое спортсменов: поляк и русский. На пятикилометровой отметке поляк выдохся и сошел с дистанции. Потом он скажет Сергею:

- Чтобы вернуться домой героем, больше и не надо.

Бурлаков честно пробежал 26 километров. Ему вручили медаль за полумарафон и дали денег, которых как раз хватило на обратный билет. Дома о победе Сергея никто и не знал. Никто не встретил его в ростовском аэропорту. В родной Таганрог он вернулся обычной пригородной электричкой. Было немного обидно — вспомнились слова поляка.

На самом деле Бурлаков был готов пройти всю дистанцию, но неожиданно на 27-м километре сломался правый протез. Выручил владелец местного завода по производству протезов — американец, который сам является инвалидом и в свое время также участвовал в Нью-Йоркском забеге. Он починил «ногу» Сергея и сказал, что до конца марафона тот может ни о чем не беспокоиться:

- Даю гарантию! С твоими нагрузками еще пару недель ты с ним побегаешь!

Сергей проходил с этим протезом еще полтора года и даже рискнул принять участие во второй эстафете. На этот раз в Нью-Йорке собралось 34 тысячи участников забега из 128 стран мира. На старт вышли не только инвалиды. Однако с четырехкратной ампутацией он был один. Первую половину прошел на одном дыхании. На втором отрезке пути начали кровоточить обрубки ног. Когда менял окровавленные бинты, одна из зрительниц потеряла сознание. Но Сергей не сдался, собрал волю в кулак и дошел до конца.

На финише американцы встречали его стоя, военные отдавали честь. А вечером в гостинице Сергей смотрел выпуски новостей, где журналисты, не скупясь на похвалу, рассказывали о русском парне из Таганрога — первом человеке в мире с четырехкратной ампутацией, кто прошел 42 км 195 м. Имя Бурлакова занесли в Международную книгу мировых рекордов, а его самого окрестили Человеком планеты.читать дальше

@темы: удивительный мир, ссылки, картинки, авиация

10:01 

Вот и первый тур закончился...

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)

Пишет Гость ОЭ-феста:
14.01.2014 в 23:42


Так как ув. заказчик не возражал против пейринга...:D


Замок Фельсенбург

Маленький рыжий щенок тряпочкой распластался на холодных каменных плитах, мутными глазами смотря на рыдающего над ним мальчишку. Веселый, верный товарищ его детских игр умирает, и юный наследник рода не может сдержать слез.
- Не надо! Создатель, пусть Рич живет… - горячо молит он неведомые силы, всей своей горячей душой устремляясь в этой мольбе. Он верит в то, что говорит, и, не сомневаясь, произносит: - Пусть лучше я буду на его месте!
Когда в самом темном углу раздается усталый вздох, мальчик вздрагивает, но не пугается, а с надеждой смотрит в бездонную черноту. А та ласково смотрит в ответ.
- Эх-эх… - вздыхает чернота. Голос ее тихий, шелестящий. – Ты очень смелый и глупый мальчик! Так и быть, помогу тебе. Твоей жизни много за щенка, и всю я не возьму, лишь разделю между вами. Твой Рич проживет свой собачий век – десять лет, а тебе останется тридцать…
Пламя свечей взвивается к потолку, в мгновение ока освещая все закоулки ярким светом, и голос затихает, а щенок вздыхает глубоко и с испуганным визгом бросается к мальчишке. А тот улыбается счастливо и украдкой машет рукой исчезнувшей темноте, почему-то думая, что ей будет приятно.


Хексбергский залив

- Где ты?! Ответь! Я предлагаю тебе выгодную сделку! Тварь закатная, появись немедленно! – в голосе слышны ярость и отчаянье. На затерянной среди бурных волн шлюпке два человека, Один лежит на дне, медленно истекая кровью, а второй грозит кулаком во тьму. Где-то идет сражение, и ветер несет тяжелые, гулкие звуки стрельбы, а вдалеке, притаившись в ночи, скалясь пушками форта, ждет враждебный берег.
- Здесь я, здесь,- обиженно шипит размытая фигура, опускаясь на корточки рядом с лежащим. – Молодой человек, могли бы быть и повежливее, это не мне от вас что-то надо!
- Я, Руперт фок Фельсенбург, хочу обменять свою жизнь на жизнь Олафа Кальдмеера! – без всякого почтения рявкает юноша.
- В этот раз предложение еще заманчивее, - усмехается темнота. – Жизнь аристократа в обмен на жизнь уже бывшего адмирала! Мне будет, чем похвалиться!
- Так чего же ты медлишь? – торопит ее Руперт, пытаясь понять, дышит ли еще адмирал.
- Много, даже сейчас слишком много… Через два года я вернусь за тобой – забрать герцога лучше, чем графа.
Страшное пророчество еще висит в воздухе, но Руперту некогда обдумывать его – у Кальдмеера вновь начинает бежать кровь, и нужно быстрее перетянуть рану.


Метхенберг

Вечер уже переходит в ночь, на окна опущены тяжелые шторы, подписаны последние указы, и секретарь украдкой зевает, дожидаясь, пока кесарь покинет кабинет. Кажется, не хотят спать только часовые у дверей.
-Здравствуй, я жду тебя, - улыбается колышущейся темной фигуре человек, сидящий в кресле за столом. Он слишком молод и совсем не вяжется со всей этой золоченой роскошью разной мебели и дорогих панелей. Поношенный походный мундир брошен на бархатную кушетку, являя собой прямое оскорбление этой почтенной старине.
Смерть молчит, а кесарь продолжает: - Ровно два года, час в час, только минут я не запомнил. Всего два года – и целая жизнь, а теперь – и новая. Закат или Рассвет? А может, что-то другое? – с неподдельным интересом спрашивает он и пододвигает гостье стул, на который та вежливо присаживается.
- Думаешь, Рассвет примет того, у кого руки по локоть в крови? – вопросом на вопрос отвечает Смерть, ее забавляет человек.
- Не обижай меня! – шутливо грозит пальцем кесарь. – Держи выше – в крови я по шею, но кому, как не мне, идти в Рассвет?! Ведь в Закате благодаря мне сейчас не протолкнуться.
- Тебе не жалко бросать империю сейчас? – темнота испытующе смотрит, но кесарь спокоен.
- Благодаря тебе я знал, когда умру, и те, кто меня заменят, готовы.
- И никто не пожалеет о тебе?
Тень пробегает по лицу кесаря, но он смаргивает сомнения и говорит, улыбаясь вдруг гордо и открыто: - Зато я не пожалею ни о чем.
Смерть долго смотрит на него, а потом говорит, и в голосе ее впервые слышится сомнение:
- За два года ты создал империю, а что, если у тебя будет десять лет? Двадцать? Сто? Бесконечность?..
Звонкий смех сливается с раскатистым смехом тьмы и разносится по коридорам, вспугивая задремавших часовых.

URL комментария

@темы: тексты, Руперт фок Фельсенбург, Олаф Кальдмеер, ОЭ

02:17 

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)
22:35 

Добро пожаловать!

Все умирают, но далеко не все - живут. (с)

Записки на полях жизни

главная